ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ

*****************************************************************

…Комплекс переживал времена некого застоя. Притока новых кадров за последние пол-года не было. Молодой Сот двенадцатый, перерождённый мальчик с душою и сознанием Збененша, пройдя после выхода из ячейки полное обучение и достигнув тринадцатилетнего возраста, вдруг стал замкнутым, раздражительным, без конца дулся и дерзил… Переходный возраст после Перерождения проходил существенно тяжелее ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ, самый верный метод не разрушить психику неофита заключался в том, чтоб дать ему возможность во всех основополагающих постулатах грядущей ему жизни разобраться самому и на своём опыте. Совершенно было, когда у неофитов пробуждалась тяга к занию и путешествиям. В таковой путь отпускать их можно было тихо, они некое время странствовали ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ, могли даже при успешном стечении событий поступить в какое-нибудь учебное заведение; но, закончив его, (а ни ксилокопы, ни бомбусы ничего никогда не кидали на половине дела – если начинали, то доводили до конца), безизбежно ворачивались назад, в “Time of fate”. Так и Сот Двенадцатый, в один прекрасный момент, когда ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ собиралась еще одна миссия на Запад, забрался в вертолёт сопровождения и отказался вылезать оттуда наотрез, сказав, что желает узреть наяву места, которые с самого перерождения являются ему во снах. Очевидно, отговаривать Лютенвальд не стал, это было не в правилах Комплекса. Подошёл, длительно посмотрел в глаза, произнёс на ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ уровне мыслей древнейшую, как корешки ясеня Игдрассиль, формулу, пронесенную через всю долгую жизнь с того самого памятного вечера, когда его, юного, полного интереса Ученика, ею же провожал в мглу наступающей Ритуальной Ночи Посвящения старенькый мельник Курт: «Иди туда, где пировал Тёмный Жнец, проведи там ночь, и возвращайся назад…»

Миссия не ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ возвратилась. Недлинные поиски были организованы, быстрее, для чистки совести: все знали о бесчинствующих тогда на Севере Шуренских Беглецах… Но Збенеш был живой. Лютенвальд знал это. Для того, кто на недлинной ноге со Жнецом, число «два» проклято, и там, где случились две встречи, безизбежно случится и 3-я…

Место Збенеша в Дюжине ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ заняла Иминай – странноватая, самобытная местная женщина – вундеркинд, за пару лет прошедшая обучение от старшей школы до аспирантуры и ставшая наиблежайшей соратницей Лютенвальда и первым человеком, который не только лишь шагнул за порог «Зелёной двери», да и смог возвратиться вспять. А в прошедшем месяце и она отправилась в Полесье, аккомпанировать ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ груз очередных порождений лютенвальдовских тестов - или научных, или алхимических безумств. Возвратиться она должна ещё очень не скоро – пока конференция, пока утвердят и проведут тесты – пол-года, не меньше… Удовлетворить просьбу Джета Лебош принял решение ещё тогда, когда слушал сбивчивый рассказ этого канадского мутанта, больше схожий на захватывающий ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ умопомрачительный роман… Хотя, всё, что происходило за просвинцованными оболочками бункеров «Time of Fate», фактически, и было фантастикой для этого бедного, отброшенного на века в прошедшее ядерным сумасшествием, мира.

Неувязка возвращения из «Зелёной двери» стала для Лютенвальда назойливой, практически доведя его до помутнения разума. Но, как он ни бился, что ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ бы ни решал, какие бы смелые ни выдвигал догадки и догадки, «Зелёная дверь» раскрывалась лишь на выход и назад решительно никого не пускала. Не считая Иминай… В конце концов, учёный отважился. Это открытие было его венцом, высшим смыслом всей нескончаемой череды его жизней. И поболее топтаться на одном месте было нельзя ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ. Необходимо отыскать принципно новое, дерзкое, революционное решение. Но ничем более дерзким, ежели мыслью шагнуть в портал самому, Лютенвальд не располагал. Время на данный момент было комфортное: в отношениях с Западом относительная стабильность и даже некий застой, агентура работает слаженно, деньги не то, чтоб в шикарном, но ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ далековато и не в самом плачевном состоянии, а сам доктор прошёл еще одно перерождение всего пол-года вспять, и сейчас у него в припасе имеются как минимум шесть-семь 10-ов лет, а если во-время начать постоянный приём протовещества – то и доброе столетие.

В общем, Завещание на имя Иминай Вынтене он оформил ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ на прошлой неделе, честь по чести, пригласив собственного наилучшего юриста и друга Акима Зертаки, 1-го из дюжины, которую завершали поначалу Сот – Збенеш, а после – Иминай. Сейчас оставалось только дождаться, когда раскроется крышка ячейки Джета, убедиться в хорошем здравии последнего, и не пропустить мгновения, когда действительность в своём ЛЕБОШ ЛЮТЕНВАЛЬД: НА ПОРОГЕ ЗЕЛЁНОЙ ДВЕРИ следующем витке пресечётся с темпоральным вектором оборотного отсчёта, и можно отчаливать в путь. А пока Лебош Лютенвальд посиживал, рассматривая сверху разноцветную шестигранную мозаику «рамки», и прокручивал в памяти продолжение умопомрачительной истории Джета.

****************************************************************


lazeri-na-aig-s-neprerivnoj-nakachkoj-referat.html
lazeri-s-yadernoj-nakachkoj.html
lazernaya-markirovka-zashita-promishlennoj-produkcii-ot-poddelki-referat.html