Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан

^ Лазунка в Москве


1

Мрачно. Заскрипели на различные голоса запираемые решетки и ворота городка. На Фроловской башне пробили вечерние часы; как обычно, охранника у столичных домов застучали ответно в чугунные доски. Стало мертво и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тихо. Тишину нарушит только время от времени конный вельможа, окруженный слугами с огнями. Тогда по запятанным улицам лоснятся желтоватые блики. То протяпает, звучно матерясь, волоча из грязищи ноги, палач с фонарем и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан подорожной бумагой, да лихие люди, пятная сумрак, мелькнут где-то, притаясь, выслеживая мутный сияние бердышей конной охраны проезжающих стрельцов. Только за Яузой шумит, поет и светит огнем Германская слобода; там военные немчины гуляют Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, справляют женитьбы и, как молвят другие москвичи, «кукуют песни»…

В верхнюю светлицу, сумрачно светившую видами в лампадах, старик слуга ввел человека, смело ступавшего желтоватыми сапогами, обросшего курчавой бородой и волосами, падающими до плеч Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Человек без сабли, но сабля укрыта длинноватым казацким жупаном, за кушаком пистолеты, из-под голубого жупана при движении видны красноватые полы.

– Воззрись, матушка сударыня! Поди, чай, не признаешь?

– Ой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, спужал! И как для тебя, старенькому, не грех, на ночь смотря, волокчись прямо ко мне на женскую половину, да еще мужчины чужого за собой тянуть?

– Чужой ли? Величаешь меня косым, а я, вишь, прямо Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан гляжу.

– Уж с кем это? Дай-ко, дай!

Близорукая полная старушка в летнем шугае шелковом, в кике без очелья310, подошла впритирку к гостю. Гость выдвинулся вперед. Слуга встал, сняв шапку Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, у двери.

– Батюшка! Свет Микола-угодник, да ведь это Лазунка?

Старушка кинулась на шейку волосатому человеку.

Верный слуга старенькый произнес:

– Ты, мама сударыня, поопасись!

– Чего такового, Митрофаныч?

– Вишь, сказывают люди – признан гость наш издавна Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан в нетях311 от государевой службы… Не один раз про то сама слыхала…

– Слышала! Много люди с зависти на других лают.

Лазунка, обнимая старуху, спросил:

– Поздорову ли живешь, матушка?

– А всяко есть, сынок Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан! Ты, Митрофаныч, поди – спасибо!

– Пойду, мама, и молчать буду, благо в дому у нас холопей – я да охранник Кашка!

Слуга ушел.

В другой горенке с открытой дверцей говорили. Видны были в Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан глубине ее, у окна, где на подоконнике горели, отсвечивая в слюдяных узорах рам, три шандала масляных, – две девицы: одна русоволосая, другая с темной длинноватой косой. Девушки рылись в сундуках, обитых по углам цветной Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан жестью.

– Ты рухледь сбрось лишнюю, сынок!

Лазунка кинул жупан с шапкой на лавку под окна. Под жупаном на нем красноватая бархатная чуга, тканная золотом, с цветами, казацкая шапка опушена соболем, с рудо-желтым Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан верхом. Рукоять казацкой короткой сабли без крыжа поблескивала алмазами. Старуха подержала шапку в руках, обозрела чугу.

– Дитятко! Да для тебя хоть на смотры государевы – рухледь-то, эво! Нуга злащена, сабле и цены Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан нет. – Взяла его за плечи и, снизу ввысь смотря Лазунке в лицо, заговорила тихим голосом:

– Нынче, милой, все вызовы воински заводит величавый государь-от: дворяна, жильцы огромные со всех Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан городов идут на Москву конны, оружны, в пансырях, в бехтерцах…312 Вишь, вор, сказывают, убоец лихой, на Волге объявился, городка палит, воевод лупит, гонит, зорит церкви божий. И нынь по Москве всякому ходить Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан опас от сыскных людей, рыщут – всякой народ в Разбойной что ни денек тянут… И люд худенький стал! Тягло прискучило, мятется, по посадам собираются, а судят неладное: «Налогу-де тягло время сошло кинуть». Имя-от, вишь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, того убойца свирепого с Волги не упомню…

– При чужих, матушка, ты меня отпрыском не зови, кличь Максимкой, как будто я для тебя родня далекая… И кой словом закинет, гласи Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан: «Приехал-де свойственник, боярской отпрыск беспоместной, на государеву службу против Стеньки Разина».

– Стеньки! Стеньки – вот я и упомнила… Годи-ка, свечу запалю, при божьем-то огоньке сумеречно… Да еще 1-го в мозг не возьму, пошто Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан таишься?

– Митрофаныч для тебя о том слухе правильно произнес…

– Ой, страшишь меня, старенькую! Ужли тем худеньким вестям веру дать? А корили злые суседи изменничьей маткой и сказывали: как будто Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на Волге были с саратовским хлебом, да которые люди еще были с патриаршими монахи – их воры побили, а ты-де к ворам сшел!

– Потом, матушка, обскажу… Вот ясти дай, да та светлица, либо – как ее Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан – клеть на подклети, цела ли?

– Как, храни бог, не цела! Куда ей деться?

– Там ко сну наладь… На Москве быть недолго… Гляну на тебя да про жену, Афимьюшку, у тебя спрошу и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, коль что, уеду скоро…

– Куда ты, родненький? О жене твоей гласить нече – ушла! И досадна я была на твою Фимушку: обносчикам всяким вняла, тебя так попрекать зачала, лаяла вором…

– Должно Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, так сошлось… Отыскала, вишь, пригодное.

– Ой ты, дитятко, – пригодное. А богаче нас и родовитее… И уж поистине, как твои послуги будут у величавого сударя да жалованье, а то мы тощи… Сестрицу вот Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, поди, худо помнишь – махонька была, сегодня просватали… Вот я ее созову.

– Пока что не зови, с тобой побуду.

– Ино хорошо! С девкой копают приданое, – должно, не перебрали, а кончат перебор – выйдут Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан да огнь принесут.

– Сестрице тоже сказывай, как будто я чужой.

– Дивлюсь, дивлюсь… Хорошо, что от скудости нашей прожиточные люди не бегут. Дарьюшку с рук снимают, не брезгуют… Отец-то жениха – гость гостиной Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан сотки, а дворянство наше захудалое. Да, вишь, и патриарший двор сегодня другой, патриарха Никона свели бояре, он кое и сам сошел… Судили, расстригли, да на Белоозеро отправили… Теперича другой патриарх – Иоаким святейший… Да Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан что я держу тебя голодом? Маришка!

– Не нужно звать! Управься, матушка, сама…

– А и то. Послужу на радостях сама, да, вишь, радость-то недолгая…

Старушка засуетилась, сбегала куда-то, возвратилась, принесла луженую Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан братину.

– Тут мед инбирной, хмельной.

– Добро, родная моя!

– Еще калачи есть да прохладная баранина, ветчина да брага есть.

Ушла и опять возвратилась с пищей.

– Все-то разум мне мутит… Ужли, сынок, худенькому поверить Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан нужно? Я мекала, ты на свадьбе в столы сядешь, поживешь, да, вижу, не столовщик?

– Время не достаточно! Уйдет девка – с Дарьюшкой погляжусь… Была-таки мала, жена сегодня – идет время! Она меня забыла, пущай Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не знает. Я же, родная, буду ей как брат.

– Худо, сынок! Должно, и впрямь есть за тобой неладное.

– Скажу позже…

– Кушай, ешь всласть!

– При девке тоже не забудь: зови Максимкой. Скажи, из Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Ярославля, по ратному кличу.

– Скажу уж! Скажу…

Боярышня с дворовой девушкой вышли из другой половины, принесли, поставили горящие фитилями шандалы на стол.

– Неладно, матушка! Гляди, будет охул на меня Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, что некий чужой юный вельможа ли, отпрыск боярской в горенке ночкой…

– То, доченька, родня из Ярославля, Максимом зовут, дяди Ивана отпрыск. А пустила сюда, что другие светлицы прохладные да не прибраны. Мы скоро Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан уйдем, бахвалить же ему некогда… Ты, Маришка, иди, да слов не распускай: я дочь свою строго держу.

Дворовая девушка поклонилась и, боком, интересно оглядывая Лазунку, вышла.

– Сядь-ко, Дарьюшка! Молодец-от – родня для Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тебя, ну и нужной: от брата Лазунки из далеких городов здравьицо привез с поклоном.

– И поминки тож! – Лазунка встал, порылся в глубочайших кармашках жупана казацкого, вынул золотую цепочку с 2-мя Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан перстями золотыми в алмазах. – Вот от брата!

Боярышня посмотрела на подарок, лицо вспыхнуло.

– Ох, и неплохи же! Я, матушка, велю попку Ивану то в мою приданую роспись приписать.

– А куда же? Не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан мне краситься ими.

– Уж и роспись есть?

– Есть, родной! Исписал ту роспись поп Иван Панкратов арбацкой Николо-Песковской церкви… Хошь взглянуть?

– Можно, мама сударыня!

– Я, матушка, дам: роспись здесь же, в сундуке.

Боярышня бойко Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан кинулась в светлицу, в сумраке нашарила сундук и со гулом замка отперла, рылась. Мама произнесла:

– Гораздо мед хмельной! Пей мене, – и тихо, оглядываясь, прибавила: – сынок!

– Ништо, родная. С этого не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан сгрузит.

– Обык на Волге-то? Ране не пил так. Ну, бог с тобой, ешь в меру…

Боярышня с этим же гулом замка заперла сундук, принесла к столу желтоватую полоску бумаги.

– Чти-ко, гостюшко Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, вслух.

Лазунка читал:

– «За дочерью вдовы дворянского отпрыска Башкова, девицею Дарьей Ивановной Башковой, приданого:

Шуба отласная, мех лисий, лапчат, круживо серебряное, пугвицы серебряны.

Шуба тафтяная двоелишна, мех белей, пугвицы серебряны.

Шуба киндяшная, зеленоватая, мех Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан заячей хребтовой, пугвицы серебряны.

Охабенек камчатой, рудо-желтой, прохладной, пугвицы серебряны.

Охабенек китайчатой, лазоревой, прохладной.

Шапка, вершок шитой с переперы серебряны позолочены.

Шапка польская, бархатная, по швам круживо серебряно.

Треух Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан объяринной на соболях.

Цепочка серебряна вызолочена со кресты.

Десить перстней.

Постеля с изголовьем и одеялом.

Одеяло заячиное, хребтовое, покрыто выбойкою со цветочки.

К ларцу девка Маришка со всеми животы и, если Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан будет мужня, и детки ее на всю жизнь жене в приданое ж».

– Тут не все! Еще есть вида.

Лазунка подпил, живя на воле, свыкся с другой жизнью и поэтому произнес:

– Все хорошо, мама сударыня Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, да пошто живой человек – девка – на всю жизнь в приданое, против того как шуба и шапка?

Боярышня сурово двинула скамьей. Глаза заблестели, брови сморщились.

– Я Маришку не спущу! Маришку мне нужно, да Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан так и молыть сегодня не велят.

– Наездился он, вишь, по чужим городкам – там так не водится, должно?.. С нами поживет – обыкнет, – произнесла мама.

– Вишь, от брата Лазунки… Про Лазунку нашего – у худо Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан его помню – гласить не можно, не то что…

– Ну, пошто так, доченька?

– Так вот… Не произнесла для тебя, матушка: гостила я, помнишь, у сестер жениха!

– То где запамятовать!

– Так у Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан их за стенкой в гостях дьяк был и про меня пытал.

– Ой?

– «Есть-де слухи, что Лазунка, зовомой Жидовином, отпрыск боярской, что на Волге и еще какой реке не упомню, сшел к Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ворам да сегодня у Разина в есаулах живет! Так не его ли сестра замуж за вашего отпрыска дается?»

– Ой ты, Дарьюшка!

– Чуй, матушка, еще: «Нет», – молвят жених, позже и отец жениха. А сами перевели говорю Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на другое… Только дьяк, чую, все не отстает. «Ежели, гласит, то его родня, так сыскать про нее нужно? Величавого сударя они супостаты!» А те, мои новые родные, сказывают ему: «Нет, дьяче, – это Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не те люди!» Позже углядела в окно – его опьяненного повезли домой… Я, матушка, страшилась для тебя довести сходу – осердишься, пущать не будешь другой раз. А вот гостюшко затеял беседу Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, то уж к слову… Ты не осердись, родненька! У нас на Москве сейчас пошло худенькое… Маришка вон по торгам прогуливается, сказывала, что люд всякой темной молыт: «Ватамана Стеньку Разина на Москву ждем, пущай-де Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан бояр-супостатов выведет да дьяков с подьячими, тягло и крепость с людей снимет!» А за теи речи людишек лупят да казнят.

Лазунка произнес:

– Прикажи, мама сударыня, опочив сделать – сон долит.

– Чую… сама Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан налажу – не чужой. Поди-ка, Дарьюшка, к для себя в светлицу!

Боярышня поцеловала мама, низковато поклонилась гостю, ушла. Лазунка проводил ее взором до двери, пошевелил мозгами:

«Красавица сестра! Не впусте жених заступу имеет Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан: не даст в обиду с мамой. У купчины-отца средств много, от худеньких слухов да скупых дьяков откупится».

– Чего много мыслить? Скажи-ка, сынок, про дело лихое, какое оно есть Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан за тобой?

– Завтра, матушка, нынь дрема долит.

– И то… Времени будет гласить, вздохни от дороги – постелю.

– А допрежь скажу для тебя: не те воры, что бунтуют; те сущие воры, которые у народа волю Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан украли!

– И где, Лазунка, таким речам обучился! Какая, сынок, народу воля? Мочно ли, чтобы темной люд тяглой боярской докуки не знал и тягла государева не тянул?

– Бояре ведут люд как Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан скотину, быть так не может впредь!

– Вот что заговорили! А святейший патриарх? Он благословляет править народом. Перед господом богом в том стоит… Царь-государь всея Русии заботу имеет по родовитым людям, чтобы жили не небогато Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, на то и люд темный! Что темной люд знает? Едино только бунтовать.

– Народ, матушка, бунтует не впусте: волю свою попранную отыскивает! И нежели атаман на Москву придет, тогда не быть боярским да Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан царевым порядкам…

– Ох, молчи ты! За такие скаредные речи тебя выудят, и мне замест почета пира дочерней женитьбы посиживать сиделицей в кутузке, а то худче – на дыбе висеть.

– Наладь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан постелю, матушка! Злю я тебя, и нам не столковаться…

– Так-то лучше! Упился нынь, с того и говоришь путаное, бунтовское…

В светлице, где мама постлала постелю Лазунке, он длительно и любовно рассматривал Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан заржавелый бехтерец отца с клинком, таким же, в рваных ножнах, висевших на стенке. В углу у коника313 на лавке отыскал пару турецких пистолетов со сбитыми кремнями.

«Кремни ввинтить… возьму с собой, – пошевелил мозгами он, ложась Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, и решил: – С женой кончено… Мама стара, несговорна, сестра к моему имени жутка за свою жизнь будущую, а мне одно – завтре, только отворят решетки, идти, чтобы сыщиков не волочь к их Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан дому!..»

Чуток свет боярский отпрыск оделся, готов был уходить.

Вошла мама.

– Проспался? Другое заговоришь, дитятко. И испугал ты меня, похваляя бунтовщиков вчера!

– Прости, матушка! Иду Москву осмотреть… Издавна, вишь, не был, все Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан по-иному сейчас… застроено.

– Да ты чего прощаешься? Чай, придешь? Опасись, сынок, нежели в чем худеньком, не срами, не пужай нас с дочкий: сам знаешь, ей только жить, красоваться.

– Прости-ко, матушка Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан! – Есаул обнял старуху. – Тешься тем, что есть, и радуйся! Не тужи о потеряхе…

– Ужли тебя растеряла? Ой, сынок! Сердечко, вишь, матерне горюет, слезу точит… И не отдал ты мне порадоваться на Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан себя… Ну, бог с тобой!

В воротах старенькый слуга повстречал Лазунку.

– Прости, Митрофаныч! – Лазунка обнял старика, пахнущего луком, а с головы – лампадным маслом.

– Бог простит, вельможа!.. Лихом не помяни… я ж… – Старик Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан зарыдал.

Лазунка было пошел, старик догнал его, приостановил, зашептал торопливо:

– Матери-то не кажись… За нас идешь, а холопям жить горько… Так ты, вельможа, нежели грех какой… Я дыбы не боюсь!.. Приходи Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан – спрячу, не выдам.

– Спасибо, старенькой!

2

Пробравшись в Стрелецкую слободу, Лазунка отыскал пожарище, не вызнал места и нигде не находил похожего с тем, которое находил.

«Прошло много годов, вишь застроилось!»

Он упорно возвратился назад Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, глядел под ноги – чуть видны были вросшие в землю обгоревшие бревна. Выросли на пожарище деревья в промежутках огромных кирпичных амбаров с дверьми, запертыми висящими томными замками. Лазунка шагнул далее. За Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан амбарами кустики да остаток тына в бурьяне.

«Тут, должно?»

Он прошел тын, вросший в землю, пролез толщу бурьяна, вгляделся и увидал шагах в 30 покрытую блеклой травкой крышу. Поднимался туман, крышу стало худо видно – он Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан подошел впритирку: крыша длинноватая, на заплесневелых столбах, меж столбами поперечные бревна поросли гумусом.

– Теперь бы вход в этот погреб?..

Обошел кругом и входа не находил: все закрывал бурьян, в кустики бурьяна вели Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан путаные многие тропы. Моросило маленьким, чуток приметным дождиком, в кустиках бурьяна и кругом крыши вросшего в землю дома стоял густой туман – он больше густел. С какой стороны пришел – Лазунка не знал Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, амбаров не было видно. Есаул тормознул в раздумье, впервой закурил трубку. Дома, чтобы не оскорбить мама, не курил. Перед ним шагах в 20 что-то хрустнуло, из тумана все явственнее двигался к нему человек. Лазунка Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, сжав зубами чубук трубки, ощупал пистолет.

«Знать не будет, что тут я, нежели сыщик!»

Вглядываясь, увидел: человек был юный, шел на него уверенной походкой. Не доходя Лазунки локтей 7, тормознул Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан; был он в поярковой шапке с меховым отворотом впереди, в черной однорядке малинового сукна; кафтан запоясан под однорядкой розовым кушаком с кистями.

– Эй, станишник, для тебя тут чего?

Лазунка, ошеломленный, молчал. Парень, двинувший Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан со лба на затылок шапку, ему казался Разиным, помолодевшим на 20 лет: темные вьются волосы, смещены брови, и руки, обычно Разину, растопырив однорядку, уперлись в бока.

– Ты не векоуша, я чай? Чего Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тут ходишь?

– Ищу вот пути в дом.

– Пошто для тебя туда ход?

– Сказывали мне, детина: тут живет жонка, Ириньицей звать?

– Она для чего нужна?

– Я, вишь, далекой человек, не столичной – поклон ей привез Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан с поминками, а от кого, позже скажу!

Парень подошел близко; он издавна наглядел пистолеты за кушаком Лазунки и через жупан приметил извив сабли.

– Ин хорошо! Но нежели ты за лихим делом – пасись!

– Ты кто Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ж таковой?

– Сын ей буду.

– Добро! – Пролезая в кустики бурьяна за юношей, Лазунка задумывался: «Должно, что Разина отпрыск? Он же про то не оговорился… Идентичен много!»

В подвале, куда сошли они Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, в широких сенях на укладке горела сальная свеча, и только от ее огня меж высочайшими сундуками можно было увидеть низенькую дверь.

– Матка моя недужит… стонет, иножды рыдает, а пошто – неизвестно. – Прибавил Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан: – Гнись ниже, не юкнись!

Под ногами боярский отпрыск ощутил ступени, обитые мягеньким, пахнуло жилым воздухом, зажелтели огни. Парень ввел его в высшую светлицу с печью в углу и лежанкой. В правом углу, фронтальном Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, у многих образов горели лампадки, а на столе древнем, потемневшем, из дуба деланном, в серебряном трехсвещнике зажжены и уплыли две свечки. За столом на больших подушках в цветных наволочках лежала женская голова с Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан растрепанными русыми, с обрывками седины, волосами. В ворохе сбитых волос покоилось худое желтоватое лицо, глаза закрыты, тело, чуть приметное под узким шелковым одеялом, казалось мертвым: изогнутое у шейки, простерлось прямо и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан плоско.

– Ма-а-ма… слышь! Здесь тебя налегает кой станишник.

Парень произнес негромко, перегнувшись над столом.

Дама, не открывая глаз, не меняя положения, спросила полушепотом:

– Станишник, дитятко?

– Ты очкнись!

Дама молчала и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не открыла глаз.

– К для тебя я от Степана Тимофеевича с Астрахани! – звучно произнес из-за спины юноши Лазунка и лицезрел, как после его слов по узкому одеялу прошла маленькая дрожь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан.

Дама медлительно подняла руку, Провела ладонью по лицу и, тяжело повернув голову, открыла глаза.

«Ай да глаза!» – помыслил Лазунка вглядываясь; он рылся рукою в глубочайшем кармашке жупана. Поймав, растянул серебряную цепочку Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан с золотым крестиком; на концах крестика сверкали, дробясь искрами, голубые камешки.

– Вот, атаман дать повелел.

Дама упрятала руку, не взяла креста и, левой нагой рукою запахивая распашницу, проговорила:

– Были бы груди на месте Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, и я не крылась бы, как лихой от караула… Крестик, голубь он мой… Ох, вишь, сокол неоценимый, Степанушко, шлет данное ему в обрат – знать, память ко мне потухла! С пути, гость Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан дорогой, ты? Нужно вот чего сделать есть, да, вишь, стою худо… ноги не держат… лежу много время колодой… И болести нету, а как будто те вся таю, как у огня свеча, все-то в дому Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан запустошила я… Васильюшко! Сходи, дитятко, в сени, вытащи да принеси братину с ларя, коя с соколом, и кубок тоже… Гость дорогой, хоть помри, а чествовать нужно! – Дама гласила певуче, ее Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан глаза и глас покоряли больше Лазунку. – И уж как ты дорог-то, господи!.. – Она обидно улыбнулась; спустя на пол ноги, села на кровати. – Поди, дитятко!

– Слышу, мать! – Парень бойко полез ввысь в Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан неширокую дверь.

– А сядь-ко ты, гость-голубь, вот ту, на постелю ко мне… Не страшись, хвороба моя не прилипнет, от сердца моя хворость, не от прахоти тела.

Лазунка скинул на скамью Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан жупан и шапку, стремительно отстегнул саблю, вытащил из-за кушака пистолеты, торопливо совал их на скамью, один свалился, ударил по полу.

– И как сладко стучит пистоль. Как будто было то вчера: сокол Степанушко ронил Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан их тоже, пинал под лавку… Сейчас чую я подобно, едино только нога не шарчит… Как вчера! А много годков ушло!..

Лазунка сел на кровать. Парень возвратился с братиной да Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан 2-мя кубками.

– Ах ты, дитятко! Пошто два кубочка? Да нешто и мне пить с гостем?.. Пей-ко, голубь-голубой, мед хорошей, переварной с вишенью!..

– Слышь, мать, я пойду… Слободские ребята за Москвой-рекой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан кулашной заводят – так звали.

– Ох, не уничтожили бы?

– Не уничтожат! Я однорядку, длинны рукава, как бой зажгется, кину.

– Поди, да сберегай себя, дитятко.

– Не сумнись! – Парень ушел.

– Вот он у меня Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан: то кулашной бой, то саблей крутит, пистоли оглядывает, кремешки к ним винтит, а стрелить ладом не разумеет…

– Я мастер лупить с пистоля, поэтому был боярской отпрыск, так нам повелели стрели обучаться; обучу Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан малого.

– Он в батьку Степана. Ты ему вразуми – скоро воспримет, голубь…

– За тем дело не стоит, укажу!

– Пей! Для тебя добро – мне же прибавил ты и печалься и радости.

– Батько Степан Тимофеевич Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан повелел тебя сыскать, а гласил: «Там, Лазунка, воспримут замест родного».

– Ой ты, как же еще? Приму.

– Много о для тебя гласил, называл единой тебя, хоть какой из всех!

Лазунка врал, но желал почему-либо делать Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан это. Осознавал, что всякое слово об атамане хозяйку воскрешает.

– Сказывал про меня? Что все-таки сказывал? Как он помнит меня? Люба, говоришь, ему?

– Люба, люба.

– Ой, голубь! И спасибо же для Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тебя! Ой, на радостях еще укреплюсь я… Хоть танцевать сегодня гожа и песни играть! Давай же выпьем вместях! Не спуста Васинька два кубка принес, как чуял что…

Руки Ириньицы дрожали Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, она не могла поднять кованой серебряной братины. Лазунка встал, отодвинул свечки, налил два кубка.

– Постучим да побрякаем кубками за здоровье моего орла ясна Степанушки!.. Вот… ахти я, порочная, помирала и вот оживилась Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Ой, голубь, хорошо ты пришел!..

Они выпили меду. Ириньица подвинула к для себя подушки, немного прилегла на их спиной, гласила:

– О сынке спрашивал ли?

– Нужное время было! Спешил он, ему с есаулами гласить Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан прилучилось – наказы дать… Не достаточно произнес о отпрыску.

– Да и где много? Васинька тогда в зыбке качался…

– О дедке, помню, каком-то произнес. А твой где тот дедко? «Мудрый-де старик Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, а помер, мекаю я?» – так молыл батько.

– Ой ты, голубь! Помер-то помер, да ах так помер, – скажи! Обожал он старика Григорея… В теи годы, когда Никон-патриарх божественные книжки переменил, старенькые Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан жечь повелел, мой дедко Григорей, королевство ему небесное, как будто из мозга вышел. Орет, веригами звонит, в железах все прогуливался: «что-де убойство величавое, многи крови пойдут от тех Никоновых дел! И Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан что-де не едино ли одно, како молиться: право ли, лево, альбо всей долонью либо же кукишом. Ежели-де бог есть, всякое воспримет молитву; ан нет его, хоть лбом о камень лупи, корысти не достаточно Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан!». Я его и уговором нежным от тех слов отводила, иножды всякой ругливой грозой. А вижу, неиметца, и теи слова орал много раз народу на торгах. Сам старый, трясся весь, и люд Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан лип к нему… А здесь на кабаке – мне довели люди, сама не глядела – теи же слова орал. От Никона сыщики были везде. Имали его потаенно, явно-то люд мешал, свели с Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан кабака на пытку… И на пытке тое ж орал, не отрекся собственного… Допросили, где живет, пришли вынять его рухледь, а с рухледью сыскали книжки травные с комплотами. И старого с теми книжками спалили заживо Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на дворе Патриарша разряда, против того вроде бы и чернокнижника… Уй, голубь, посля палов дьяк Судного приказу ладил сыщиков созвать да нас с Васяткой обрать ту… И что бы Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан с нами стало, не ведаю, а ужасу приняла и, може, с того ужасу да еще с тоски по милом орле легла… Только, вишь, злой наш мир, да еще есть добрые люди. Сыскалась заступа, о Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан коей я не гадала… В пору, когда Степанушко мой был иман в пытошную башню боярином Кивриным и когда его брателку тот же злодей Киврин порешил сговорно с Долгоруким-князем, я тогда Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, о Степане моем горюя, шиблась к вельможе. Он же, старенькой злодей, мне в пытошной у стенки скованна его, Степанушку, показал, и очевидно ему, проклятому старику, было, что орла моего одного люблю, и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан о Васиньке допросил, а желал он разом порешить весь корень Степанушки… И из башни той злодей пытать меня повел… Дьяку повелел держать за руки прочно, и мне – вот, – Ириньица раскрыла платьице на груди, – вишь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, сокол, груди как будто волки грызли! Клешми калеными выдрал сам, без палача, а палачу позже повелел: «Бери-де и делай!» Дьяк-от, кой держал меня допрежь свиданья, не повелел Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан мне пасть вельможе на глаза да проситься свести в башню: повелел идти в обрат, домой… Я не такая: «Хочу созидать орла моего!» Дьяк тот, вишь, возлюбленной у вельможи Киврина был и жил в его дому Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан замест отпрыска… Полюбил он меня, пожалел ли, как груди выдрали у бабы, только тогда в башне с боярином заговорил прочно, за меня упросил… Зовут того дьяка Ефимом, и по Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Ефимову прошенью Киврин меня спустил. Только груди сорвал, а палачу не отдал. Рухледь мою стрельцы принесли да свели меня за Москву-реку… И позднее, как спалили дедку Григорея, тот дьяк Ефим за нас с Васяткой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан встал против дьяка с сыщиками… Сегодня тот Ефим-дьяк коло царя, испросил царя, как тогда Киврина, нас не шевелить, и то дело о нас кануло по сей пору… Ой, уж Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан натерпелась я не за себя – мне самой-то, голубь, все едино! Больная… Еще Степанушку бы глазком одним взглянуть, ну и помереть… За Васятку вот боязно – смел еще, горяч, суется, не пасясь нимало Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан… На Москве же – сам, поди, ведаешь – нужно быть двоелишным… Кто тут смел – тот и улип!

– Ладил я седни по городку ходить, людей глазеть да слушать. Мне и атаману то сгодится: Москву Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан знать.

– Сказывал сынок мой Васинька, что седни дождик да сумеречно. Против того и решетки ране времени задвинут. Так ты, голубь, не ходи. А я наберусь сил, стол накрою, поешь. Ходить будешь завтре Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, да одежу краше будет твою поменять: к таковой светлой одежке прилепятся истцы ли, а то и лихие люди… Надень-ка посацкую, тогда ходи без опасу.

– Добро! То я задумывался сам; не знал, где взять Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан проще рухледь.

Ириньица кое-как встала. Лазунка посодействовал ей из-за стола выкарабкаться. Она набросила летний зеленоватый капот-распашницу, сходила в сени, принесла пищи.

– Вот с дороги – не излишне.

– Я Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не сегодня с дороги.

– А где ж ты был, голубь? Меня, вишь, обошел перво.

– У родни был… – без охоты отозвался Лазунка, вешая голову.

– У боярской родненьки?

– Да, у мамы с сестрой…

– Ой, поди, страшатся тебя Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан?

– Боятся… И сам я к ним не пойду… Позже если… когда…

– Все смыслю… Или со Степаном Тимофеевичем, альбо с боярами быть!

– То оно…

– Ешь-ко, сокол! Мама родную утратить тяжело Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, кто произнесет другое?.. Испей еще, да если же не много хмелю, брага и водка есть. А после, как напитаешься, покажу забвенное, скрытое место: там, сколь нужно, и жить будешь…

После пищи Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Ириньица привела Лазунку к большенному сундуку в углу за печью; он поднял крышку, она произнесла:

– Отрой, голубь, рухледь в сторону от задней стенки!

Лазунка отодвинул платьице.

– Вот здесь щупай: есть в гнезде защелка, нажми Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан перстом.

Лазунка сделал так, как обозначено: задняя боковая стена сундука опустилась вниз.

– Теперь лазь туды!.. Там, понизу, горенка. Жар сдолит в ей – отодвинь окошко: будет вольготной дух в светлице… у вида Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан неугасимой огнь. Нежели с ним для тебя сумеречно, свечки зажги… кровать, одевало – есть все… В ней хоронится мое узорочье да которые шубы собольи. А дверку подыми, она захлопнется. Выйти, тогды защелку Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан узреешь, спустишь дверку… Здесь, в фронтальной, всякие люди залезть могут, и те, коим корысть нужна. Ту же светлицу нихто не ведает, и колодезь, водушка в ей есть… Изготовлена же та горенка в давнешние времена от Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан пожаров и лихих людей сугревы.

Лазунка забрал свои вещи, влез в сундук, нащупал ногами ступени, сошел вниз, подняв дверь на место. Горенка, куда спустился он, маленькая. В ней изразцовая печь в Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан стенке. Вся горенка меркло зияла потертой золотой парчой, скамьи и лавки обиты дымчатым бархатом. На одной из стенок висело медное зеркало, старинное, в серебряной раме. В углу образ нахмуренный, греческого письма, с зажженной Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан лампадкой; поля вида в жемчугах по парче с диамантами в серебряных репьях.314 Зеркало висело над укладкой. На укладке темного дерева четыре свечки. Лазунка зажег две, взял тяжкий канделябр с огнем Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, потянулся к зеркалу. В желтоватом, сверкающем на него взглянул мохнатокудрый бородатый человек с наточенными очами, в шапке. Лазунка улыбнулся, в ответ ему улыбнулось лицо из желтоватого. Зная, что это он сам, Лазунка все Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан таки произнес:

– А ведь это я? Эх, и оброс же! Чудно, что признали меня мама с Митрофанычем!

Он длительно пристально рассматривал увенчанное подземелье, отодвинул в сторону слюдяное узорчатое окошко – повеяло холодком Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан.

– Вот где можно от всех ворогов убрести.

Подошел со свечой в руке к столу коренастому, с ножками, обитому серебром, открыл на средине стола ларец с грузной крышкой: в ларце были золотые вещи – колье Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, запястья, кольца, перстни. Вся золотая кузня унизана драгоценными камнями.

– Го-о! Да хозяйка моя не много чем мене богата самого батьки!

Лазунка захлопнул ларец, пошел по горенке оглядывать стенки. На одной из стенок Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, поближе к печке, висели собольи шубы, куньи шугаи, поволоченные зарбафом, камкой-одамашкой, кики с жемчужным очельем, чедыги, низанные бурмицкими зернами.

– Добро, что дьяки не ведают ту светлицу! Быть бы хозяйке Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан в кутузке, узорочью расхищену.

В другом углу, так же, как образ, висела большая парсуна поясная. И к ней со свечой подошел Лазунка. Письмо черное: седоватый старик в горлатной315 куньей шапке, в голубом кафтане Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, по кафтану писан красноватый кушак с золотыми травками, концы кушака жемчужные, за кушаком рукоять ножика. Лазунка, любопытствуя, переходил от одной стенки к другой и неприметно ощутил в этой глубочайшей тиши Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан вялость.

– Худо спалось! А дай прилягу! – Погасил свечу, поставил на укладку и, откинув шелковое одеяло кровати, привалился к подушкам, не снимая шапки, которую надел, влезая сюда, чтоб не нести в руках, и прочно уснул Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан… Проснувшись, он не знал, длительно ли спал и ночь сейчас либо утро. Встал, отыскал на полу упавшую во сне шапку, пошел ввысь по ступеням думая:

«Не спросил, как закрывается дверь и как открыть Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан с другой стороны?»

В мутном свете огня лампадки увидал вверху металлический крючок, повернул его на право, и дверь опустилась. Лазунка, сгибаясь, пролез в отверстие, выглянул: Ириньица прогуливалась, прибирала горенку Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан медлительно, но бодро. Парень посиживал на лавке, одетый в собственный прежний кафтан, шапка лежала на коленях.

– Должно, что денек? – Лазунка вылез, подняв за собой дверь потайной горенки. – Сейчас ба помыться мне.

– Умойся, гость дорогой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан! Я скоро, голубь, принесу водушки. – Ириньица ушла в сени, возвратилась с кувшином и полотенцем. – Мойся ладом, а то темной ишь какой: голубем кличу, он же как будто те ворон.

– Ворон, да Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не ворог! – отшутился Лазунка. – Али уж денек?

Ириньица, поливая ему на руки над тазом, обидно улыбнулась.

– День-то божий, да люди – королевские бесы животные…

– А ну-ка, Василь Степаныч! Укажи место Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, где можно стрелять из пистоля, дай поучу!

Парень вихрем сорвался с лавки.

– Ай да станишник! Матушку почесть что излечил да меня научит.

– Ой, куда вы, соколики? Поешьте там подите, да ты, Васильюшко, принеси Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан гостю из сундука, что в углу, бахилы и посацкую одежку с шапкой…

– Покуда ты, хозяюшка, собираешь стол, мы оборотим!

Лазунка с Васильем ушли. Ириньица, собирая пищу да ставя кувшины с квасом, брагой и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан медом, слышала уханье выстрелов за дверцами вверху дома.

– Созовут стуком пламенным неудачу, учуют сыщики – везде рыщут!

Скоро оба возвратились.

– Целый клад, матушка, наш гость! Как он лупит из пистоля, я таких Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан еще не видал бойцов… В шапку взгляни, шапку кидал – пробил, в пугвицу попадает – неудача!

Лазунка, выпивая и закусывая, произнес:

– Работничек я твоего батюшки, Василий!..

Ириньица погрозила очами Лазунке, произнесла:

– Сходи, сынок Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, если подкормился, принеси ему платьице обменить… Нужно гостю Москву позреть.

Парень ушел. Ириньица обратилась к Лазунке:

– Пока что гласила я ему, сынку-то: «Отец-де помер». По другому зачнет еще мыслить худенькое Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, что зауглок он, прижитой кое-где, и меня не станет обожать. Того боюсь!

Лазунка переоделся в принесенную одежку. Ириньица собрала его казацкое платьице в узел, завязала накрест рушниками.

– Куда, гость-голубь, прикажешь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан саблю скласть? Дли все в светлицу, где опочивал, положить?

– Все прячь, хозяюшка, пистоли тож, окромя 1-го, кой помене, – тот заберу с собой. А сейчас, Васинька, новейшей стрелец-молодец, пойдем на Москву глядеть!

– Ты, дитятко, на Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан весь денек не уходи – надобен!

– Верну скоро, мать!

Оба ушли.

3

В королевской палате, у окна в углу, – кружевная круглая печь; далее, под окнами – гладкие лавки без бумажников, на точеных ножках; у лавок Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан впереди древесные узоры, похожие на кружево. Потолок палаты золоченый, своды расписные. На потолке писаны угодники; другие в схимах, другие с раскрытыми книжками в руках. На стенках в сумраке по мерклому золоту – черные Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан головы львов и орлов с крыльями. Выше королевского места, за столом, скрытым красноватым сукном с золоченой бахромой, на стенке вида с дробницами316 кругом венцов в жемчугах и алмазах. От Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан зажженных лампад пахнет древесным маслом и гарью. Из крестовой тянет ладаном: правитель молится. На королевском столе часы фряжские: рыцарь в серебряном шлеме, в латах. Часы вделаны в круглый щит с левой руки; в правой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан рыцарь держит копье. Здесь же серебряная чернильница, песочница такая же и лебяжьи очиненные перья да заместо колокольчика позовного золотой свисток. В стороне по левую стол дьяков, покрытый черным. Над столом согнулись Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан к бумагам: дьяк Ефим, любимец вельможи Киврина, с длинноватой светло-русой бородой, такими же волосами, расчесанными в пробор; не считая Ефима еще три дьяка. Дьяк думный в шапке, похожей на стрелецкую, с красноватым Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан верхом, верх в жемчугах, шапка опушена куницей. У думного дьяка на шейке жемчужная тесьма с золотой печатью. Другие дьяки без шапок, только у Ефима на шейке такая же тесьма, как и у думного Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, только с соколом.

На лавках, поближе к королевскому месту, два вельможи в атласных ферязях с парчовыми вошвами на рукавах кружевных, шитых в клопец. Один вельможа в голубой, другой в рудо-желтой ферязи Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, оба в горлатных шапках вышиной около аршина; шапки с плоским верхом, верх обширнее, низ уже. Поближе к королевскому месту вельможа, сутулый, широкий, длиннобородый, с посохом, – вельможа Пушкин, и новый любимчик царя Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан – «новшец», любитель иноземщины, с недлинной бородой и низковато постриженными волосами.

Полумрак палаты рассеял вошедший со свечой в руках, одетый в бархатный кафтан боярин-стольник. Он медлительно, лениво и торжественно зажег на королевском столе Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан свечки: три толстых восковых да одну коренастую, сальную. Гордо, как и вошел, не взглянув ни на кого, так же вышел. В палате слышно заглушаемое гудение причетника да редчайшие приторно Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан-вдохновенные возгласы королевского исповедника, без очереди взявшего сейчас службу: по другому служат очередные попки.

Вельможа в голубой ферязи повернул голову к другому, согнувшемуся на посох.

– Ты, вельможа Иван Петрович, остался бы и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не сходил от дела!.. Величавый сударь твоей службой много доволен.

Вельможа в рудо-желтом молчал.

– Ужели вельможе прискучило ежедень созидать государевы светлые глаза?

Вельможа над посохом мотнул высочайшей шапкой, крякнул, другой не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан унимался:

– И не возноситься бы князю Одоевскому родом! И сегодня род в наименьшей чести пошел против того, как до этого… Я чай – выслуга да мозг дале заскочат?

Вельможа закачал шапкой, отделив бороду от рук и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан посоха.

– Был я, Артамон Сергеевич, много надобен, да вишь, есть сейчас те, что застят мою службу пред величавым сударем!

– Эх, умен, вельможа Иван Петрович! Но вот, поди ж, должно, большенному разуму тоже Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан часом напасть есть?

– Что сказываешь, Артамон Сергеич? Ко мне ли слова твои?

Сейчас вельможа в голубом сделал вид, что не слышит Пушкина, он продолжал свое:

– Пустая, глупая эта вековечная Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан пря – «кому и где сидеть». А мне посиживать едино хоть под порогом.

– Худородному всяко-то одинако! И в корыто, а было б сыто! Нам, вельможа, дедина честь не велит посиживать ниже Одоевского.

– Ох, и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан худороден я! Дьяки, вельможа, были мои отчичи, да у величавого сударя не обойдены мы честью.

– Вишь вот! Молчал я, вельможа Артамон, а ты меня, как рогатиной медведя, по черевам давай совать Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, и вот я когти спущаю, не обессудь…

– Попрек в худородстве, Иван Петрович, меня не сердит. Сердит же меня то, что умной человек, гожий, государское дело кидает для ради упрямства.

– А ну, еще не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан много, и смолкну я. Князю Одоевскому, Артамон Сергеич, не то место в столе – дорогу даю: «Бери-де, князь, правь разбойны дела!» Я ж что?! Пора… на покой…

– А как еще о том Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан величавый…

Спешно из крестовой в палату вошел причетник, обширно шагая под темной рясой пудовыми сапогами, да, чтобы не стучать, норовил встать на носки, срывался, шлепал. От него пахло дегтем и винным Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан перегаром с редькой. Причетник, багровея широким лицом, пихал за пазуху богослужебную книжку. Он стремительно прошел. Бояре встали. Вышел правитель из крестовой с исповедником, гласил шутливо:

– Уж нет ли, отец Андрей, у тебя прибавы Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан семьи? Охота есте воспринять твоего малыша. Да ожидай – приду! К куме протопопице приду: знатно она у тебя изюмную брагу сготовляет.

– Пожалуй, величавый сударь, приходи! И как рады-то с протопопицей будем Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, несказанно рады солнышку!.. Даром что крестить стало некоторого, зато крестники твои, величавый сударь, вырастают. Порадуй, окинь оком!

– Твой причетник, отец Андрей, от редьки прочно запашист, – духовному оно и подобает, но пошто еще Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан дегтем? Уж придется разорение взять на себя – дать ему новые сапоги из хоза…317

– Пропойца он, величавый сударь, – всяк дар в кабак волокет, за глас держу – голос редкостной.

– А ты б его, Савинович, яблоки кислыми Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан врачевал, кормил – сказывают, другим помогает?

– Исполню, величавый сударь, опробую!

Правитель прибавил:

– Иди, отец! Вишь, дела ожидают.

Протопоп, поклонясь низковато, ушел. Правитель, входя ка свое место, произнес:

– Садитесь, бояре! Оба Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан вы нужные. И перво, Артамон Сергеевич, скажи-ка мне, когда пригоднее будет нам учинить воинский смотр, а пуще, хорошо ли съезжаются на Москву дворяне, жильцы и малыши боярские?

– Великий сударь, окладчики318 доводят, что находятся Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан в нетях многие дворяне новгородские и ярославские.

– На то, вельможа, есть указ воеводам, и тот указ тут имеется; а будем ли дополнять его, про то обсудим. Дьяче, поведай письмо!

За дьячим столом поднялся Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан дьяк Разрядного приказа. Развернув длиннющий столбец и минуя имя воеводы, так как оно было понятно царю, читал понятно и очень раздельно:

– «А которые дворяне и детки боярские против списков и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан десятин у валютного жалованья не объявятца, и для тебя бы, воевода, и выборным наилучшим людям про тех допросити окладчиков, где сейчас те дворяне, и детки боярские, и новокрещены мурзы, и татаровя: на службе, либо Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан в отсылках, либо где у дел? Либо которые померли? И для чего кто на государеву службу не приехал: своею ли ленью либо для бедности? И поместье за ним и вотчина есть Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ли? И где живет? Да что про тех окладчики произнесут, и им велеть тех дворян, и деток боярских, и новокрещенов в десятнях написати по окладчиковой притче, которых городов малыши боярские Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, атаманы, и казаки, и татаровя по осмотру будут в нетях, и про их расспрашивать тех же городов окладчиков и наилучших людей: дворян, и малышей боярских, и князей, и мурз, и татар. Да что про Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тех нетчиков окладчики произнесут, и им то велети исписать на перечень и велеть к той притче руки приложити да о том отписати к сударю тотчас, и перечень…»

– А ну, и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан буде! – Дьяк поклонился.

Вельможа в голубом произнес опять:

– Жалобились, величавый сударь, воеводы Юрья Борятинский да Богдан Матвеевич Хитрово, что обозы и пушки у их не много устроены, а бомбометного дела людишек совершенно нет, итак вот Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан других охочих по тому делу мастеров нужно собирать немешкотно… Нежели воеводы придвинутся и будут очищать городка, то бомбометчики необходимы. Воровское же собранье умножается ежедень и идет снизу до Самары Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан.

– Есть, вельможа, такие люди! Шлем их на нашу государскую службу – да вот! – Правитель перевел глаза на огни многих свеч дьячего стола.

По его взору стал дьяк Пушкарского приказа319, перекинув длинноватую бороду через Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан плечо, чтобы не мешала, читал:

– «Роспись мастеров, обученных у иностранцев, Васки Борисова да Ивашки Климова, которым ведено идтить на твою, величавого сударя, службу, – им нужно припасов:

Пушка гранатом два пуда, к ней 100 50 гранатов.

Пушка Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан гранатом пуд, к ней гранатов 100 шестьдесят.

К ним запалов четыреста, а пороху на медные и на древесные пушки – сколько будет нужно, и на зажигательные ядра селитры литрованной пуд с пятнадцеть, серы Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан горючей 5 пуд, воску два пуда, терпентину пуд двадцеть гривенок. Смолы – сколько нужно будет, два котла медных – один ведер в 6, в чем смолу топить. Льну 10 пуд; дегтю – сколько нужно будет. Еще котел, в чем селитро Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан перелитровывать, – ведра в два. Иголь медная с толкушкою медною, чем составы в зажигательные ядра толочь. Камфары пятнадцеть гривенок, 10 гривенок салмияку. Антимони двадцеть гривенок, ртути живой двадцеть гривенок. 500 пыжей древесных к этим Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан же пушкам; 500 кругов – в два аршина – веревок. Крашенины хорошей 40 аршин, ножницы, молоток ударной, чем в зажигательные ядра заколачивать гвозди, три сита. Доска липовая, на чем составы стирать. Шестьдесят колец стальных Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан к зажигательным ядрам, да к ним же шестьдесят чашек, да к ним же стволов, из которых зажигательных ядер бой дают, сколько нужно. Да к ним же нужно четыре кочедыга320 стальных по эталону, чем ядра Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан зажигательные обволакивать, да к ним же нужно две сваи стальные да четыре молотка деревянных».

– Буде! Чти, дьяче, кому та бумага дается?

Правитель строго посмотрел на вельможи в голубом.

Дьяк звучно Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан окончил:

– «Да и то все, и пушки, и гранаты, и всякие запасы, указал величавый сударь прислать из Пушкарского приказу в Новгородской к окольничему к Артамону Сергеевичу Матвееву да к думным дьякам Григорью Богданову да Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан к Якову Позднышеву».

– Нынче же, Артамон Сергеевич, была челобитная от тех мастеров бомбометного дела, что-де по сю пору им ничего не дано!

– Был я в отлучке, величавый сударь: с жильцом Замыцким мы Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан объезжали по местам, где копятся воеводы, и жалобы их друг на друга собирали. И на то отдал я отписку в Разрядной приказ, а ее, стало, не довели для тебя?..

– Ну, ин Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан хорошо, вельможа! Сыщи сам, да скоро дай все, что надобно мастерам, и нежели замотчанье от Пушкарского приказу, – сыщи и мне доведи.

– Исполню вскорости, сударь!

– Теперь же послушаю Ивана Петровича.

Пушкин встал Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан.

– Я, величавый сударь, буду сказывать тоже, что поближе к делу…

– Добро нам, вельможа!

– Седни, величавый сударь, довели мне стрельцы, а сказывали: «Вот-де не по один денек, ходя по утренней смене с Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан караула, чуем мы бой с пищали альбо из пистоля на усторонье Стрелецкой слободы, около анбаров негоцианта Шорина». Дознавал я, сударь, не мешкая не достаточно, и сыскал: на пустошном месте за анбарами есть дом Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на вид пуст… По обыску писцовых книжек ведается тот дом тяглой за посацкой жонкой, именованием Ириньицы… С видом ничего, смирна, на торги и в церковь прогуливается, живет с отпрыском… Я Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан же свое мыслю; есаулы богоотступника вора Степана Разина, когда пришли на Москву лупить головами для тебя, сударь, и мы их по твоему указу свели на Земской двор и разобрали да сослали в другие городы… Мне Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан по сю пору кажется, величавый сударь, что какой-то из них либо два, того недосчитался, когда вели их от караула, сошли…

– Сказывай, вельможа, добро!

– Так и мыслю я, сударь, про Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ту жонку, не становщица ли она ворам? Люди мои всю Москву перерыли – нет таких. А мне сдается – есть! Стрельба же кому допустима? Едино только тобой, сударь, и на воинском ученье… В городке, в слободах Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан никто стрелит…

– Сыскать нужно про жонку, вельможа!

Вельможа не ответил царю. Молчал и правитель.

За столом дьяков встал степенный дьяк Ефим, поклонился, произнес царю:

– По памяти к моему благодетелю вельможе Киврину, королевство Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ему небесное, прошу гласить перед величавым сударем о той жонке!

Правитель махнул рукою:

– Дьяче, сядь, ожидай поры.

Дьяк сел и взялся за бумаги»

Пушкин опять заговорил:

– Еще, величавый сударь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, не дале как завчера поутру пришел в Разбойной ко мне казак, назвался Шпынь, а сказывал: «Я-де из-под Астрахани». Подал тот казак мне цедулу малую от воровского есаула Васьки Уса: что-де Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан молю величавого сударя ему, Ваське, и тому казаку Шпыню прежние разбойные дела спустить и место дать в Войске донском служить головой сударю, а за то-де вора Стеньку Разина я изведу!

– С собой, вельможа Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, та воровская цедула?

– Нет, величавый сударь! Казак имал ту цедулу со стола и подрал, а когда я к нему с гневом обратился, он ответил: «Я ничего не боюсь! То Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, что довел, знай, другого не требуй, если хочешь, чтобы мы с Васькой послужили государю», – и ушел… Я же про Ваську Уса, сударь, казаков опрашивал, да в Посольском приказе отыскал грамоту старенькую, то правда Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, досюльную, в ней же обозначено, что Васька Ус своровал против старшины войсковой и сударя: «шел-де на государеву службу, да деревни и села в пути зорил…». Когда тот казак Шпынь подрал цедулу Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, здесь мне, сударь, сумнительно стало, и довожу для тебя, чтобы знать, как быть с казаком?

– Время тяжелое, вельможа! Кто против вора Стеньки Разина сейчас объявится, всякого лаской брать: казак ли, есаул ли либо Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан татарин ли, черемисин… И ты того казака Шпыня вели поставить на двор, и корм чтобы ему дали, и жеребцу против того, какой дается донским станишным людям… О службе того Васьки Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан подумаем со многими бояры особо…

– Будет все справно по слову твоему, сударь!

– Еще, бояре, рекомендовал я сегодня со святейшим патриархом, и святейший отец наш указал, что время то, когда нужно предать богоотступника Стеньку Разина Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан анафеме! Как вы думаете о том?

– Что постановлено, величавый сударь, тобой и святейшим патриархом, по-иному и быть не может…

– Святейший патриарх указывал мне: «Собрать быде других мудрейших людей и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан опросить».

– Дело это, величавый сударь, устрашенное для черни, а поэтому мыслю я: Артамон Сергеевич321 – боярин-книгочей… И что по тому делу в книжках обозначено и как то у иностранцев бывает, ему ведомо…

– А Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ну же, Артамон Сергеевич! Правду Иван Петрович показывает…

– Государь! Колико позволено сказать мне, то читал я книжки многие о народах, верах, обычаях и расспрашивал коих иноземцов и не отыскал нигде сугубее устрашения Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, как у персов…

– Они же бусурмане, вельможа! Какая же анафема у бусурман?

– А вот, величавый сударь, – на праздничке Байрам-Ошур, либо «день убиения пророка», «день мухаррема» и еще как… при многом стечении народа Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан персы везут на жеребце одетого глупца с луком, саадаком и стрелами, и тому глупцу всяк плюет и заушает его… Позже же, после многих заушений глупцу, везут подобие убийцы пророка в поле и сожигают Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан общенародно, – уже не подобно ли сие анафеме?

– Подобно, вельможа Артамон. Но это есть лицедейство. Патриарху же претит такое.

– И патриарх, величавый сударь, узрит в глупце образину окаянного, попираемого попками…

– …духовенством, Артамон Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Сергеевич!.. И думаю я: притча твоя о глупце не лишня будет! Что ты скажешь, Иван Петрович?

– С глупцом анафема, величавый сударь, черному народу устрашеннее…

– Итак, да сделаем глупца, одетого бунтовщиком. Тебя Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан же, Артамон Сергеевич, спрошу, когда созовешь меня с царевнами на свои лицедейные потехи?

– Вскорости, величавый сударь! В селе Коломенском строят того для палатку и устрояют немешкотно…

– Сядьте, бояре! Ты, Иван Петрович, и ты, вельможа Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Артамон, да послушаем, что доведет нам дьяк о воровской жонке.

Дьяк Ефим встал:

– Великий сударь! Благодетель мой, Пафнутий Васильевич вельможа Киврин, сказывал мне про тое жонку Ириньицу, и было Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан то в памятной денек его погибели, когда шел он, величавый сударь, стоять с правдой противу покойного Квашнина Ивана…

– Ой, старину вздымаешь, дьяче!

– А тако гласил благодетель мой: «Иди, Ефим, в Стрелецкую к жонке, зовомой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Ириньица, – ту, на пожарище, врослой дом, и сыщи: не стоят ли у ее которые воровские люди? И нет ли корней с теми ворами, что седни взяты на пустом германском дворе в слободе Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан за Никитскими вороты?» И я, величавый сударь, в горе да хлопотах о панафидной памяти Пафнутию Васильевичу то дело запамятовал и воли его не исполнил… Всякую же просьбу благодетеля моего я, сударь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, исполнял необлыжно и немешкотно… Повели, величавый сударь, сегодня мне исполнить волю покойного вельможи! Многажды с укором и помаванием главы виделся он в снах мне, и не ведал я, чем согрешил? А сейчас Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан знаю все! Я сыщу про жонку и, кому укажешь, сударь, дам о сыске том полную сказку…

– Не поздно ли оное, дьяче? Я здесь не мешаюсь, а вот, что заговорит вельможа Иван Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Петрович, на том и дело станет.

Пушкин, не вставая, произнес:

– Великий сударь, моего запрету к сыску дьяком Ефимом Богдановым, отпрыском Кивриным, нет. Дело с жонкой недознанное – стрелы быть могут опьяненными рейторами альбо драгунами Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, благо место пустошное. Пущай дьяк возьмет городовых стрельцов да сыщет: бумагу на подъем стрельцов дам… Дьяк же поруху свою покроет, а память вельможи Пафнутия Киврина стояща: много обожал старик сударя и Русию Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Да заедино к слову: спусти меня, величавый сударь, от разбойного дела. Отыскивает таковое место князь Одоевский, ну и Ромодановской туда же глядит!

– Нет, вельможа, пожди с уходом… Одоевскому-князю приберется свое дело… Время сегодня Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан необходимое – не то время, чтобы воевод из приказов снимать.

Вельможа встал, упорно тыча головой в высочайшей, тупой шапке, кланялся много и говорил:

– Не гневись, сударь! Спусти холопа собственного, спусти Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, сударь!

– Пора мне, бояре! Идите со мной откушать… И ты, дьяк думной, с нами будь! Да вот оповестите других ближних бояр, думных – много еще дел воинских, обо всем гласить нужно.

Правитель, подбирая полы собственного обширного Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан парчового наряда, медлительно стал выходить из-за стола.

4

Лазунка перебежал за Москворецкий мост.

– В Кремль, на Иванову? Там люд гудит обо всем.

Обернулся боярский отпрыск, увидал знакомую баню – сруб Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан еще больше покосился, окна, заткнутые вениками, практически сравнялись с землей.

– Здесь меня батько Степан боем сабли повстречал, сейчас же другое… Соскучал, поди, обо мне! За лиходельницу бабу заступился и тогда в пыту пошел…

За Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан баней неподалеку по берегу – кабак. Люди из бани с вениками под пазухой мимоходом сворачивали в кабак, и те, которые шли за мост, в слободы, тоже не миновали кабака.

– А вот Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан кабак чем плоше Ивановой? В ем узнаю то, что нужно мне.

Одетый у Ириньицы посадским, в полукафтанье, сероватом фартуке, Лазунка походил на маленького торгаша.

Было хотя рано, только денек без солнца, нахмуренный, а поэтому на Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан стойке огромного кабацкого помещения горели свечки. Ну и сам целовальник не обожал сумрака. Опасаясь просчета, близорукий, он, давая сдачу, длительно около свечки крутил и мял в руках монету.

– Ты бы ее кусом Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан!

– Запри горло, советчик! Чай, ведаешь, что всяк прощет целовальнику у приказа Большой казны батогами в спину дают!

– Тебе ништо… Черева отростил, и мяса много, ну и как не прощитаться, когда в Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан собственный прируб напихал баб!!!

– Ты кто будешь – голова кабацкой, што ли? Ну и тот про меня слова худа не кинет!

– Я питух… Я говорю для тебя, едино чтобы язык мять…

– Так не кукарекай Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан – петушок ли, кочет, черт те в глотку скочит! Два алтына! Два, два давай, бес!

– На, возьми! Ишь какой норовистой…

Лазунка, усевшись за питейный стол, оглядывался интересно: издавна не был в Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Москве, люд ему казался новым.

В незапятанной половине кабака, в прирубе, обширно распахнуты двери. Там около топившейся печи с черным устьем посиживали на шестке и скамьях кабацкие жонки – те, что помоложе и чище Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан одетые. Горожанки, зайдя в кабак находить мужей, шли туда же: обнаружив в кабаке мужей, брали от их хмельное, несли в прируб, пили. Кабацкие гадали горожанкам по линиям рук, другие на картах. Пели песни Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Лазунку попросили двинуться на скамье – за длинноватым столом делалось тесновато, и древнейшие скамьи трещали от вновь прибывающих питухов. На столе от разных питий становилось влажно.

За спиной Лазунки кто-то тоненько Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, звонко голосил:

– Эх, братцы винопийцы! И места за столом Ершу нету…

– Сыщем место, Ершович Ерш322. Пожмись, люд!.. Ерш дьяком не был, а из подьячих выгнали – дай место хоть в кабаке Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан…

На скамье за столом против Лазунки питухи с красноватыми лицами двинулись плотнее. За стол сел человек с резвыми, вороватыми очами, с усами, как живы тараканы, шевелящимися. На голове Ерша клочья русых волос Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан.

– А ну, виночерпий, дай-кось нам пенного кукшинчик малой!

Служка кабацкий, получив средства, принес вино.

– Где, Ерш, плавал, каких щук глядел?

– Ох, браты! Изопью вот, а сказывать зачну, без перебою чтобы – хто лицезрел, и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тому, хто не был вчерась в Кремле…

– Не всем досуг быть!

– Иным быть боязно – на Ивановской прочно лупят!

– Боязно тому, кто казну воровал…

– Ну, слушьте! На постельном, вишь, крыльце государевом орали, что атаман Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан-от Степан Разин богоотступник… и седни попки будут гласить ему анафему.

– Ой, ты!..

– Чул… А еще чул, как зазывали бояр, князей биться с Разиным – идтить на Волгу!

– Эй, не обожают дворяна Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на войну быть!

– Угрозно им сейчас говорено! Дьяк читал: «Идите-де биться за величавого сударя и за домы своя, а те дворяне, кои-де не поедут в бой да учнут Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан посиживать в домах и жить в поместях, то у тех нетчиков вотчины отбирать, отписывать тем челобитчикам, что будут стоять на войне противу воров!»

– Эй, кто прогуливался на смотры? Седни сударь на Девичьем поле Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан войска глядит!

– Чего туда ходить? Близ не пущают. Да сейчас не дворяны, князи – все рейтары да люди даточные?..323

В кабаке от боя из пушек затряслись полки, зазвенела кабацкая посуда.

– Вишь, вот! Пойдем Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, робята?

– То на Девичьем пушки лупят!

Другие ушли из кабака. Только за столом питухи не тронулись:

– Поспеем!

За Москвой-рекой с той же стороны затрещали карабины и мушкеты.

– То какой бой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан?

– Вишь, конные и пешие лупят перед царем – немчины порутчики да полковники выучку боец показуют.

– Боярской смотр, то особенной, – заговорил Ерш, – для огромных жильцов, дворян строят дом на Девичьем, с государевым троном…

– Глядел и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан я которые дворы боярски, на тех дворах родичи княжие с городов понаехали в ратной дединой сбруе…

– А ну, как?

– Да на жеребцах богачества навешано – цены нет! Серебро, золото от копыт коньих до рожи и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ушей животиных, хвосты конски – и те в жемчугах.

– Порастрясут то золото, как в бой приналягут.

– Эх, сползать ба по полю после боев – я чай, жемчугов шапки сыскать можно!

– Подь на Волгу Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан! Бояра поймают, и быть для тебя на колу…

– Вот-те и хабар!324

Кто-то басовитый, тяжко мотая захмелевшей головой, кликнул:

– Сказывают, православные!

– Мы не горазд – мы питухи.

– Чуйте, питухи! Сказывают, у Стеньки Разина Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан живет расстрига Никон-патриарх!.. Идет…

– Где еще чул такое?..

В углу кабака, за бочками, стоял хмельной высочайший человек в монашеском платьице, в мирской валеной шапке и, держась за верхние обручи бочки, дремал Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Услыхав имя Никона, поднял голову, забасил в ответ, отдирая непослушливые руки от винной посуды:

– Братие! Битием и ранами, не благодатию Христовой, увещевают никонияны парод! Русь древнейшую, православну-ю-у попирают рылами Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан свиными… Оле! Будет время, в короткое кукуево рухло загонят верующих – тьфу им!

Целовальник кликнул:

– Ярыга, беса гони, пущай замест кабака на улице б…дословит!

– Умолкаю аз…

Высочайший, шатаясь, вышел из Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан-за бочек и зашагал к дверям. У порога сорвал с головы широким размахом руки шапку и кликнул, переходя с баса на октаву:

– Братие-е! Кто за отца нашего Аввакума-протопопа325, тот раб Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Христов; другие же – работающие сатане никонияны-ы! – и вышел на улицу.

– Штоб те завалило горло, бес! – кликнул целовальник.

Лазунка не спеша тянул собственный мед, рассматривал баб. В прирубе кабатчика становилось все шумнее Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Бабы не гадали больше, а гласили, пели и спорили. Одна невеселым голосом пела свадебную песню:


К нам-то в дом молоденькую ведут,

К нам-то в клеть коробейки несут.


Хлестала в ладоши Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, заплетаясь языком, частила, мотая головой в грязной кумачовой кике:


Кони-то накормленные,

Сундуки железом кованные,

Замки жестяные,

Ключи золотые.

Чулки бумажные,

Ботинки сафьянные.


Другая, малая, сухонькая и настолько же опьяненная, как поющая, говорила толстой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан и рослой посадской с кувшином в руках:

– И поверь, голубушка, луковица моя, как запоезжали мы с женой…

– С женой? Отлично!.. с женой.

– Ужо, луковица, а были мы в сватьях. А подобрано Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан нас две сватьюшки, луковица, и к нам пришла в клеть сама колдовка.

– Бабы, пасись о чернокнижниках сказать!.. – кликнул целовальник.

С крика баба снизила глас:

– Так вот, луковица, завела она в клеть… пришла Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан да повелела сунуться нам врастяжку на пол. В углу же свечу прилепила, зажгла, а вида и нету… Сумрачно в клети, у ей, луковица, колдовки, топор в руках…

– Бабы! Сказываю: чтите у Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан печи – грамота есть, – повторил собственный крик целовальник.

– Едино что не ври – пей вот!

– А за здоровье, луковица! И ты пей, вот, вот – хорошо… я же, спаси тя бог, не лгу… Обошла нас колдовка Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на полу лежачих да тюкнула сзади меня топором… «Ой, думаю, обрубит она мне сарафан!» Сарафан-от долгой, золотом шитой…

– И век таковой рухледи у ей не бывало!

– Помолчи, квас, – не краше нас. Обошла Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, луковица, тая колдовка меня другой и 3-ий раз, все тюкает топором да наговаривает… Мы лежим. Сходила, еловое полено принесла, сердцевину выколола ну и вон из клети. Мы за ей, луковица, в пяту Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан и идем… Ена тое сердцевину дружке за голенище втыкнула, тогда с женой в путь направились, поехали, луковица… Да еще…

К первой жонке, певшей, пристала другая, они визгливо затянули песню. Одна пошла танцевать Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, напевая; другая вторила:


Ой, мне, мамонька,

Ой, радошно!

Ко мне милой идет,

Посулы несет.

Здравствуй, милой мой,

Расхороший ты мой.


Целовальник кликнул служке:

– Пригляди за напойной казной! – Сам пошел к бабам Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан.

Бабы закончили петь, танцевать, закланялись; одна, самая опьяненная, орала:

– Цолуйте его, Феофанушку, в лыску, плешатого.

– Вот что, бабы! Озорницы вы, греховодницы! Без огня погоришь с вами на белу деньку… Чтите государеву патриаршу Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан грамоту.

– Где ее честь-то, Феофанушко?

– А вот, вишь, исприбита.

– Ты нам чти! Мы без грамоты.

– У меня есть одна грамотка, на овчинке писана, дырява.

– Эй, ярыга, дай свечу!

Целовальнику подали свечу. Он, водя Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан пальцем и близорукими мутными очами по бумаге за печью, где шуршали тараканы, читал:

– «От величавого сударя всея Русии, а такожде от святейшего патриарха указ на государевы кабаки и кручны дворы Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан кабацким головам и целовальникам. Умножилось во всяких людях дебоширство и всякое мятежное, бесовское действо – глумление и скоморошество со всякими бесовскими играми. И от тех сатаниных учеников в православных христианах учинилось почти все неистовство… Другие Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, забыв бога, тем скоморохом последствуют… Так чтобы с глумами, тамашами и скоморошеством на кабаки и кручны государевы дворы не пущати!»

– Вы же, лиходельные жонки, здесь, в моей половине, что чините? Пляшете Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, песни играете, гадаете да про чернокнижников судите и непослушливы государеву указу!

– Да ты не напущайся с гневом, Феофанушко!

– Придем мы, кого из нас табе нужно, к запору кабака, а то Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан нынь, хошь, спать ляжем?

– Ах вы, бесовки! Ай, ай! Тише ведите беседы… Мног народ в кабак лезет походя, да сударь с войском мимо пойдет со смотра… И не упивайтесь: остеклеете, какой тогда в вас прок Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан?..

Лазунка издавна собрался уходить, он подошел только еще слушать баб, встал у дверей и боком, прислонясь, заглядывал в прируб. Целовальник, выходя, ткнулся в Лазунку, заорал, тараща блеклые глаза с красноватыми веками, тряся Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан козлиной бородой:

– Нехрещеная темная морда! Чего те нужно здесь, шиш? Вор, разбойник экой!..

Лазунка решил нигде не ввязываться в ссору. Ничего не ответив, отошел. Питухи теснились вон из кабака. По мосту Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан шли попки с крестом, видами, ехал правитель впереди войска, кончившего воинский строй на Девичьем поле.

Боярский отпрыск пролез на улицу, встал у угла кабака. За попками в светлых ризах шел Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан хор певчих. За певчими в сиреневых подрясниках шли два рослых боярских отпрыска в панцирях и картонных шапках.326 Они лупили в литавры, повешенные на ремнях с боковой стороны; литавры в бахроме, кистях и позвонках Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. За литаврщиками ехал дебелый правитель в ездовой чуге червчатого бархата; нашивки на рукавах, полах и подоле чуги – канитель327 из тянутого золота. Кушак золотой, на кушаке ножик в кривых серебряных ножнах с цветами Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан из драгоценных камешков. На царе шапка стрелецкого покроя, шлык из соболиных черев. За царем справа и слева, по чину, ехали два воеводы: главный – князь Юрий Долгорукий, и ассистент его, по левую Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан руку царя, князь Щербатов328. Оба седоватые, в голубых тяжеловесных коцах329, застегнутых на правом плече аламами. Сзади воевод выборные, конные жильцы в бардовых, с воротниками за спиной в виде крыльев, скорлатных кафтанах. За Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан жильцами на белоснежных лошадях двигался стремянной стрелецкий полк, в малиновых кафтанах, в желтоватых сапогах, с перевязками на груди накрест. К седлам стрельцов приторочены ружья, с боковой стороны сабли, а с другого – саадаки с луком Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан и стрелами; шапки рысьи, шлыки шапок загнуты набок. За стремянным полком выборные из малышей боярских, рейтары в латах, бехтерцах и шишаках. За рейтарами драгуны, так же вооруженные, как рейтары, шпагами и мушкетами Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, только у драгун были пики и топоры, притороченные к седлам. За драгунами на разномастных лошадях ехали даточные люди, бойцы из городов и волостей. Каждый с саблей и парой пистолетов, у седла с карабином Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Сзади даточных конных шли пешие даточные люди: в сермягах, однорядках и лаптях, кто с пищалью, другой с рогатиной, с топором, луком и стрелами. Сзади войск везли артиллерию – 10 медных пушек Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан и три стальных. Станки к пушкам тащились сзади на отдельных огромных тележках. Пушкари в голубых кафтанах шли пешие за подводами. Всю артиллерию провожал бородатый тучный пушкарский голова в голубом кафтане с серебряными боярскими нашивками Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан поперек груди, с золочеными каптургами330 по кушаку. На нем лихо посиживала бобровая шапка. Ехал голова на вороном жеребце. Артиллерия у моста задержалась, поджидая тележку со станками. Лазунка с массой пробрался до моста Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. А к мосту, где тормознул голова, подъехал на коротконогом плотном бахмате рыжеватом полковой подьячий в таком же рыжеватом, как его жеребец, маленьком куяке331, с карабином у седла. Он кликнул голове Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан подъезжая:

– Чуй-ка, пушкарский вож!

– Чого нужно?

– Учини леготу! Не много время, чтобы ехать к вам в приказ!

– Какая та легота?

– Свези наказ – сдай дьякам!

– А ты мне его ту чти! С другим наказом улипнешь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, знаю.

– Дело видимое – не плохое…

– Чти, так не приму.

Подьячий снял бумажную шапку, вытащил из нее лист и, держа шапку в одной руке, лист в другой, читал:

– «Принять в Пушкарском приказе наряд Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан и к тому наряду зелье, и свинец, и ядра, и всякие пушечные припасы пушкарей».

Голова спросил:

– Роспись есть?

– А вот! «Под сим наказом роспись, а подводы взять у дьяка Григория Волкова Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан».

– Дьяка знаю.

– «Дьяк знает, с каких ямских дворов подводы брать, а класть на всякую подводу по пятнадцати пуд».

– И неблагополучно в пути брать листы, да давай! Дело это к нам идет Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан…

– Вот те благодарствую много!

Подьячий, передав голове наказ, надел свою в круглых блестках шапку и поехал за Москворецкий мост. Масса шатнулась за ним, и Лазунка – тоже. За Москвой-рекой на полянке Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, около строящейся новейшей церкви Григория Неокесарийского, раззолоченной и пестро раскрашенной снаружи, усатый германец, высочайший, с багряным лицом, в голубом мундире учил копейщиков, одетых в кованые латы. Начищенная медь сверкала от тяжеловесных движений Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. По широким лицам боец из-под шишаков тек пот, из носа у других текли сопли, но капитан не давал им передышки, сморкаться было некогда.

Жиловатый германец в шишаке медном с голубыми завязками Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан от наушников по подбородку, все более багровея лицом, орал:

– Ти знайт, как копе держа-йт для тебя, зволочь! Ну, рас-два! Гробер керль!.. Копейшик должен быт молотшиной: кениг ваш на копейшик платил жалованье в два Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан раза. Позри ви, делай я! Рас-два! Затшем твой лат тяжела? Не можно того… Шишак ваш большой, и нейт завязка от ушей… Эй, официр!

Офицер, так же одетый, как и капитан Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, только победнее, в голубий узенький мундир с желтоватыми пуговицами, в голубых же брюках, в сапогах томных, при шпаге, вышел на клич.

– Официр! Комрад! Копейшик ваша 10-ка не могут знайт, как держайт бой на Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан рейтар… не может! Ну, рас-два! Держи копе, рука вот! вот! Тяни тупой конца штаб на земля… Линкс, зволочь! Лева, права рука вот – держит сабель! Во-о-о, рас-два – руби Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан!

Горожане торопились в Кремль. Лазунка услыхал:

– Анафема зачнется Разину!

Боярский отпрыск стал пробираться назад.

5

Вечерело. Зазвонили, люд все гуще шел в Кремль. В Кремле, у соборов, по рундукам от королевских теремов покрыто красноватым Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан сукном. По площади чавкала и липла к ногам грязь. У всех приказов было пусто, только у Разбойного лупили на козлах 2-ух татей332 да у приказа Большой казны стояли гуськом Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан четыре кабацких целовальников и по очереди спускали брюки: их лупили плетьми стоя. Подьячий, заменяя дьяка, считал удары, он же вычитывал злодеяния. На козлах палача лежали книжки отчетные по напойной казне. Палач в полукафтаны плисовом Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан последний раз стукнул заднего в ряду целовальника.

– Эх, бородатые, задали мне урочную работу… Взгляни, уж все палачи домой сошли!..

Целовальники, подтягивая брюки, забрав книжки, шатаясь уходили на Красноватую площадь, один произнес:

– Вполу напойных Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан средств недостало, да голова виновен, а дьяки веруют голове, не нам!

– Меня тож лупили ни за что – молчу!

3-ий проговорил:

– Знать буду Иванову – 1-ый раз секся!

4-ый, последний, ежась прибавил Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан:

– Не хвались! В нашем деле сдерут шкуру напрасно. Воевода разогнал люд поборами, а где их, питухов, набраться? Вот и недостаток на кабаке!

Лазунка пропустил битых кабатчиков, прошел к соборам. По рундуку к Успенскому Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан шел старый вельможа. Бирюч с литаврой, озираясь кругом, сдерживал шаги, чтобы не наступить на ноги старику.

Вельможа тормознул, произнес:

– Поведай народу!

Бирюч забил в литавру. Когда закончился трескучий гул, выкрикнул:

– Люди Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан провославные, в соборе Успения сейчас предадут анафеме богоотступника Стеньку Разина, вора, похитителя!.. Да указует величавый сударь вам, весь люд, идтить и на рундуки не ступать замаранными улядями и тож сапогами! Да указал величавый Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан сударь холопям конным, боярским и княжецким, чтобы отъехать чинно за Иванову колокольню и там стоять, пока не истечет время службы, и не чинили б народу озорства и не орали матерне! Кто Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан же ослушник воли величавого сударя Алексея Михайловича сыщется, того будут лупить кнутом беспощадно против того, как лупят воров!..

Бирюч с боярином ушли в собор; скоро вышел из теремных палат правитель с боярами. Лазунка Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан перелез рундук и, пробравшись на паперть Успенского собора, затерся в массу нищих и всяких людей, прижатых боярами, детками боярскими, головами и подьячими в черный угол. За царем и боярщиной стали пускать в Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан собор других людей. Предводитель церковный не пускал без разбора, но в собор прошел любимчик царя вельможа Матвеев и строго произнес старосте:

– Поди прочь! Люд темный пусть лицезреет и слышит…

Лазунка, отжимая Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан крепкими локтями массу вправо и влево, пролез до половины собора, нахмуренного, с ликами угодников на стенках и сводах. В соборе от густой толпы стоял пар, мешаясь с дымом ладана. Свечки чуть Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан мелькали там и здесь. Только в алтаре толстые свечки у креста сыпали огни, обширно отсвечивая в золоте и серебре паникадил, крестов и риз. Королевские врата собора растворились. Служба притихла, только причетник читал псалмы, и глас Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан его утопал в сумраке, вздохах, молитвах, с жужжанием произносимых теми, кто не ожидал, а молился. Кто-то шепнул близ Лазунки:

– Переодеваютца!

Правитель стоял на возвышении королевского места, в стороне, к Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан правому приделу; пониже королевского места, но выше толпы стояли бояре и князья.

Из алтаря, с той и другой стороны, стали выходить попки, одетые в темное, со свечками в руках. За ними выдвинулся хор монахов Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан в черном, в темных колпаках. На попках были темные камилавки. Люд отодвинули ко входу и на стороны, среди собора попки встали, образуя круг. Лазунка не видал, откуда появился в самой середине глупец Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, одетый в казацкое платьице, с саблей, изготовленной из дерева, раскрашенной. Лицо глупца намалевано, усатое и безбородое, никак не схожее на атамана. Один из попов прочитал звучно псалом. Все попки опустили свечки Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан огнями вниз, закапал воск. Хор монахов запел темно и протяжно:

– «Донско-му ка-за-ку, бо-го-от-ступ-ни-ку, во-ру Стеньке Ра-зи-ну-у…»

– Ана-фе Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан-ма!.. – звучно в один глас произнесли попки…

Королевские врата растворились, из их вышел архиерей в черном, с черным жезлом, в темной камилавке. Медлительно и торжественно прошел в круг попов и хора – все расступились. Архиерей ткнул Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан концом жезла чучело Разина в грудь и кликнул на всю церковь:

– Вор Разин Стенька проклят!..

– Анафема! Анафема! Анафема! – трижды повторил хор.

– Отныне и во веки веков – вор Разин Стенька Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан проклят!

– Анафема, анафема! – повторил хор.

Архиерей опять стукнул чучело в грудь жезлом.

– Вор, богоотступник Разин Стенька проклят! Анафема!

– Анафема-а!.. – темно запел хор.

Архиерей стукнул жезлом подобие Разина 3-ий раз и с Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан отзвуком под сводами собора выкрикнул:

– Сгинь, проклятый богоотступник, еретик, вор Стенька Разин – анафема!..

Хор запел:

– «Днесь Иуда оставляет учителя и приемлет диавола…»

Попки и хор повлекли чучело Разина на Иванову – там уж горел огнь за Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан рундуками – в сторону Ивановой колокольни. Волосатый палач в красноватой рубашке поднял чучело над головой и бросил в огнь.

Колокола звонили протяжно, в сумраке видно было массу бояр, идущих с царем по рундукам Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан из собора. Лазунка, пробираясь к ночлегу, слышал в различных местах возгласы:

– Проклят!..

– Отрешен от церкви Разин!..

– Всего хрестьянства отрешен!

– Уй, не приведи бог до того-о!

– Срашно сие, братие!..

6

Лазунка не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан стал ни пить, ни есть. Ириньица лежала на собственной постели, бледноватая и слабенькая. Отпрыск был в соборе, хотя и не видал Лазунки. Отпрыск, не зная ничего, говорил мамы, называя Разина вором и бунтовщиком Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, гласил, как жгли глупца, проклинали богоотступника. Ириньица рыдала, но отпрыску не произнесла правды. Отпрыск Ириньицы ушел. Лазунка посиживал у стола, повесив голову.

– Чуй, голубь! Худо, как люд кинет Степанушку. Старенькой мой Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан дедко Григорей не раз про то сказывал ему…

– Народ кинет – ништо, хозяйка! Худо, как Яик да донские казаки учуют попов и отложатся разинцев…

– Худо, голубь!

– Покуда поповский рык дойдет до Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Яика и Дона – мы с атаманом на Москву придем!

– О, дай-то бог! Боец, вишь, у царя много копится, и немчины строю да бою ратному ежедень – Васютка сказывал – учат…

– Видал я!

– Вот я Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, снова грозу на милова чуя, прахотная стала, и ноги не идут… Ты испей чего хмельного, если же не хотца пищи.

– Мало время, хозяйка! Чую я, кто-то незнаемый лезет сюда.

– А ты Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан в ту светлицу, голубь!

Боярский отпрыск стремительно шагнул за печь и пропал в подземной светлице, где неугасимая лампада ровно лила желтоватый свет. При свете том Лазунка поднял дверь на место, с лестницы не уходил Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, только сел на ступени, разулся и стал слушать, что будет вверху.

– Ну-ка, детина, веди! – заговорил в подземных сенях чужой императивный глас.

– Жди, дьяче, не достаточно… Матка недужит и нередко дремлет – я Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ее взбужу.

– Эй, вишь, не один я! Веди… Тихо буду, не напужаю…

– Ну, ин добро! Гнись ниже…

Ириньица дремала, когда грузный сел за столом, против нее. Отпрыск произнес:

– Мама, здесь дьяк со Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан стрельцы! Очкнись…

Ириньица вздрогнула и медлительно повернула голову с испуганными очами. Дьяк в черном кафтане, с жемчужной широкой повязкой в виде колье, по груди вниз висел золотой орел с Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан раздвинутыми на стороны лапами; в руках дьяка посох; шапка бобровая с высочайшим шлыком.

Дьяк произнес юноше:

– Поди-тка, юноша, к стрельцам на двор, заведи их в сени. Нежели сыщешь что хмельное в дому, дай им Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, пущай пьют. Нам помехи чинить не будут, ну и ночь надвигается… А мы здесь с Ириньицей побеседуем.

Парень, уходя, спросил:

– Ты, дьяче, лиха какого не учинишь? Мать болящая…

– Не учиню Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, детина. Поди справь, как обозначено! Стрельцам не кидай слов, что есть в дому. Отмалчивайся…

– Ладно! – Парень ушел.

Дьяк снял шапку, поставил на стол, задул одну из ближних свеч в трехсвещнике, чтобы Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не резала глаза. Разгладил длинноватые волосы, начавшие на концах седеть, произнес:

– Ты, Ириньица, не сумнись! Чуешь ли меня!

– Чую, дьяче.

– Ты меня узнаешь ай нет? Я тогда в пытошной выручил тебя от вельможи Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Киврина, от сыска дьяка Судного приказу тож оборонил. И сегодня упросил сударя придти к для тебя замест других дьяков с сыском!

– Ой, дьяче, чего находить у хворобой жонки!..

– Искать место алчным людям найдется! Дошли Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, вишь, слухи, что у тебя укрыты люди Стеньки Разина. Так ты тем людям закажи к для себя ходить… Я обыщу и отписку дам, что-де ничего не отыскали, но нежели моей Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан отписке не поверят и сыск у тебя другие поведут, не запачкайся… Сегодня время тяжелое. В кайдалах333 посиживать скованной да битой быть не много корысти…

– Ой, дьяче, спасибо для тебя.

– Спасибо здесь давать не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан за что… Сама знаешь, ай, може, и нет – полюбил я тебя тогда… издавна. Ты же другим была занята. Как покойной вельможа груди для тебя сжег… и стала ты мне Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан много жалостлива, посейчас жалостлива. Я же к вельможе за добро его и науку память неплохую чту, и ты его за зло не проклинай, а молись!..

– Не проклинаю я, дьяче Ефим. Не ведаю, как по Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан изотчеству?

– Пафнутьич! Бояре меня кличут «Богданыч» – бог-де отдал… Бояр я не люблю.

– Ой ты! А коло царя сидишь?

– Сижу, да с опасом гляжу! Дьяков много от царя бояра взяли, угнали: кого на Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Бело-озеро, кого в Сибирь… кого под кнут засунули…

– Царь-от-государь не даст тебя в обиду!

– То другое дело. Налягут бояра: что дьяк – патриарху худо бывает. Гляди, Никон: уж Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на что королевский дружок был – угнали на Бело-озеро; а слух есть, еще далее угонят… Бояра чтут собственных от своя – мы из народа им неприятели завсе… Меня бояра не обожают, что я Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан прижитой от дворовой девки. Едино только к памяти моего благодетеля Пафнутия Васильевича приклонны, так до поры терпят… И дело, кое сегодня Стенька Разин завел… – Дьяк помолчал, заговорил тихо: – мне угодно… Другой ба Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, зная, что отпрыск твой от Разина прижитой, обнес тебя, поэтому воровских малышей всех изводом берут… Да бояра того не ведают. Я же греха на душу не возьму! Не надобен будет для тебя парнишка – дай Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан мне его… обучу. На боярскую шейку грозу от него сделаю… Добра-богатства на мою жисть хватит: семья моя – я да супруга, а юноша твой не помеха.

– Ой ты, дьяче, спасибо Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан! О отпрыску уж думаю денно и нощно, прахотная я… И нежели помру, куда детина малой на ветер пойдет?! И все-то сумнюсь об ем!..

– Дай его мне! Едино только добро будет.

– Коли ты Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, дьяче, за ним по погибели моей приглядишь да поучишь – мое для тебя вечно благодарение, а пока живая, буду бога молить за того вельможи, который груди у меня выжег…

– То нужно, молись! Отпрыска твоего Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан не оставлю, грамоте и воинскому делу обучу, усыновлю, а то как меня бояра выб..дком считают, так и его будут, и таким нигде места нету…

– Уж и не знаю, как для Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тебя сказать благодарствую! Он же, Васютка, у меня не нагой: есть ему рухледь, и узорочье почти все есть!

– У меня собственного достаточно.

– Как ты думаешь, дьяче, придет на Москву Разин Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан?

– Народ ожидает, и не один темный люд – посацкие, негоцианты и попки маленькие, все ожидают. Только Разину на Москве не бывать! Не бывать, так как с кем он идет на боярство? С мужчинами. У мужчины и Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан орудия всего – кулак, вилы да коса… У царя, бояр припасов боевых много, а пуще иностранцев много с выучкой заокеанской. И они все на особенном государевом корму, знают же они Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан только войну. То и делают, что во всяких государствах на войну идти нанимаются…

Дьяк надел шапку, встал:

– Теперь, Ириньица, не пугайся! Придут стрельцы, зачнем делать обыск.

Дьяк постучал в двери посохом, звучно кликнул Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан:

– Эй, стрельцы!

Дверка распахнулась, в горенку Ириньицы полезли голубые кафтаны, засерели стрелецкие шапки, сверкнули бердыши.

Дьяк изменил глас, приосанился, произнес стрельцам:

– Оглядывайте живо, государевы люди! Бабу допросил.

Один из стрельцов произнес:

– Парнишку, дьяче, позвать Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, чтобы не сбег?

– Кличьте! Пущай будет за караулом в горенке.

Другой стрелец заступился:

– Он, дьяче, смелой – не побегет!

Дьяк ответил:

– По закону должен юноша быть здесь!

Юношу зазвали. Он сел на лавку Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, два стрельца сели с ним рядом. Еще трое начали обыск. Ириньица произнесла:

– Там, дьяче, шкап большой у окошек, так тот шкап отворите, запону отдерните, за ней прируб – отыскиваете! Никого нету Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан у меня, и запрещенного я не держу.

В горенке пахло хмельным, и табаком, и дегтем. Длительно продолжался обыск. Дьяк в конце концов со стрельцами вышел из прируба. В фронтальной светлице сняли вида с божницы Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, осметрели, ошарили под лавками.

– Никого и ничего! – произнесли стрельцы, которые прогуливались с дьяком.

Дьяк, садясь к столу, развернул лист, писал из чернильницы, висевшей под кафтаном на ремне; спросил, не смотря Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан на Ириньицу:

– Ям каких потаенных, баба, у тебя в дому нет ли?

– Есть, голубь, яма-погреб, там, в сенях.

– Стрельцы, обыщите тот погреб.

– Мы, дьяче, погреб издавна обыскали, уж ты не сердись… Хмельное было Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан кое, выпили. Хошь, и для тебя найдется?

– Не желаю! Пейте мою долю.

Дьяк, исписав лист, спросил:

– Кой от вас, робята, грамотен?

– Трое есть: Гришка, Кузьма, Иван Козырев тож!

– Приложите к листу Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан руки да пойдем! Время поздает.

Стрельцы подписались, ушли.

Дьяк Ефим, уходя, погладил рукою по волосам Ириньицу.

– Помни, Ириньица, парня обучу. Когда нужно будет, дай известие о том… Да вот лихим людям закажи Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан ходить! Сказываю, могут еще придти находить…

Он покрестился, сняв шапку, и, взяв посох, ушел, провожаемый отпрыском Ириньицы. В сенях матерились стрельцы, ища выхода. Парень со свечой в руке вывел их за амбары. Шаря Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан в сенях, в мгле, стрельцы забрали два бочонка с брагой, унесли.

– Все ж, братцы, не напрасно труд приняли! – произнес кто-то.

Другой глас сзади ответил, болтая в бочонке хмельное:

– Кабы почаще Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан так! Худа нет в дому, а браги много.

– Парнишка у бабы неплох!

– Гришка летник кармазинной упер, браты!..

– Тише – дьяк учует.

– Ушел дьяк!

– Летник взял, зато пил не достаточно!

– А ну, молчите, другие Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан тож брали.

Голоса и люди утопли в черноте слободских улиц. Отпрыск Ириньицы длительно прислушивался к шагам стрельцов, возвратился. Войдя в светлицу, подошел за печь, кликнул:

– Ушли! Выходи, гостюшка!

Лазунка вышел, одетый в Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан дорогу.

Ириньица произнесла слабеньким голосом:

– Ночью, я чай, не придут?.. Ночуй, голубь. И охранника, гляди, выудят – решетки заперты.

– Москва меня замками стальными не удержит, не то воротами! Спасибо, хозяйка, пожил. Сказывай поклон Тимофеичу Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан.

Ириньица, не меняя положения, зарыдала, через слезы ответив:

– Соколу, мой гостюшка, снеси слова: «Люблю до смерти». И пошто, не кушав, идешь? Отощаешь в пути…

– Москвой сыт! Прощай!

– Гости, нежели будешь Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан!

Отпрыск Ириньицы проводил Лазунку до амбаров, они обнялись.

– Учись рубить, стрелять, будь в батьку – обожай волю!

Боярский отпрыск стремительно пропал. Парень задумывался:

«Кто же таковой мой отец? Так и не довел того…»

7

Ходя по Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Москве, Лазунка вызнал, что решетки в Германской слободе не запирают. Опьяненные немчины военные не раз лупили охранников. Правитель отдал приказ «не стеснять иноземцев», охранника не стали ходить к воротам Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан. Лазунка прошел в слободу. У ворот с открытой из долевых и поперечных брусьев калиткой, в свете огней из окон чистоплотного германского домика, где шла пирушка, звучали непонятные песни под визг ручного органа Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, боярский отпрыск повстречал казака; казак, лицезрев идущего, ожидал, не проходя ворот.

Лазунка было обрадовался собственному, но, разглядев упорное лицо со шрамом на лбу, признал Шпыня и насторожился: «На Москву батько его не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан посылал». Боярский отпрыск, дойдя до ворот, тоже не полез в калитку.

Шпынь, не умевший таить злость, кликнул:

– А ну-ка, вор, шагай!

– Чего попрекаешь? И ты такой! – Чувствуя опасность, он всегда старался быть в особенности Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан размеренным.

Шпынь, которого кормили, поили водкой от царя на постоялом, решил больше не показываться Разину.

– Я государев слуга!

«Смел, ядрен, да худче ему: упрям», – задумывался Лазунка, на уровне мыслей ощупывая Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан под рукою пистолет.

– С каких пор царев? Лжешь!

– Тебе в том не достаточно дела!

– Лезь первой! Ты нашему делу вор!

– Гей, стрельцы! Разин…

– Сшибся, черт!.. – Лазунка шагнул к Шпыню.

Бухнуло… Шпынь свалился, не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан успев выдернуть клинка, мотался на темной земле. Звенело в ушах, усы трещали от огня пистолета, изо рта текло. Казак одеревенело цеплялся руками за брусья ворота. Пока жило сознание, в голове стучало: «Не Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан бит! Бит…» С кровавым, черным от мрака лицом, Шпынь откинулся навзничь в грязь. Правая рука не выпускала сабли, левая тянулась к калитке. Исчезая в ночи, Лазунка, щупая на ходу пистолет Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан, задумывался:

«Сплошал… Мелок пал в руку пистоль – изживет, поди, сволочь».

Ворачиваться к Шпыню было некогда. Из радостного домика вышли под руку (дама и) высочайший военный в мутно желтеющем шишаке, с боковой стороны сверкали ножны Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан шпаги, на черном мундире желтели пуговицы. В пятнах огней из окон дама казалась пестро одетой. Обходя Шпыня, кликнула:

– Ach, mein Gott!.. Was ist das?334

– Nichts schreckliches, liebees Fraulein! Der Dragoner hat sich Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан seine Fratze verdorben… der Besoffene. Die Russen sind anders als wir… sie sind feig… und fluchten sich vor dem Krieg in die Walder oder walzen sich trunken und zeihen Hiebe Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан und Kerker dem Kriege vor.335

– Er hat, Kapitan, einen Sabel in der Хэнд?336

– Auch das ist erklarlich! Die Russen, wenn besoffen, sehen neckende Teufel um sich springen… verfolgen die Teufel, und wenn der Besoffene Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Dragoner oder Reiter ist, dann haut er mit dem Sabel auf Tische und Banke los, bis er hinfallt, wo er steht.337

– Ach, die Aermsten!338

– Liebes Fraulein, nur kein Mitleid mit den Лазунка в Москве - Алексей Чапыгин разин степан Bestien… dieses Volk ist dumm, faul und grausam…339

Темный капитан увел в тьму улицы за ворота свою подругу.




lechenie-pishevoj-allergii-u-detej.html
lechenie-podrobnij-algoritm-v-soobvetstvii-s-protokolom-star.html
lechenie-postradavshih-pri-toksicheskoj-encefalopatii.html